?

Log in

No account? Create an account
Что может сказать человек, который всегда считал, что детский спорт - явление чуть более интересное, чем тараканьи бега, и, будучи адептом, с возмущением глядел на тонкие как хворостинка тельца, перетянутые поясами высоких рангов? Человек может сказать, что ему теперь стыдно так думать :)
Сегодня завершилось Первенство России по Киокушинкай каратэ среди юниоров, в котором приняли участие полсотни субъектов РФ, включая крымчан, для которых российский гимн звучал впервые. Это здорово, особенно когда гимн звучит в твою честь. И здорово сидеть в комиссии, строить турнирные таблицы и думать, что если дитя везут из Ханты-Мансийска, Благовещенска, Севастополя на соревнования, в которых принимает участие свыше 600 человек, то это о чем-то говорит.
Говорит о том, что здесь собрались сильнейшие спортсмены. И это дети. Подростки, на которых смотришь и убеждаешься в том, что они уже совсем не дети. И думаешь, что смотреть на них – куда увлекательней, чем взрослые чемпионаты мира, потому что в них есть огонь, а в нем – стойкость и выдержка, совершенно отчаянный боевой дух и… мастерство. Конечно, есть среди них и "бабушкины внучики", и нытики и мямли, но количество талантливых ребят действительно приятно обнадеживает.
Талантливых - таких, как парнишка, которого мы за своим столом прозвали "опасный поцик". Он выступал в категориях одиночных и групповых ката. И что сказать… "Старикам" есть, чему у него поучиться. Хотя бы настрою, с которым выходишь на татами. Ему лет 12 всего, и дома наверняка ждут бабушкины вареники, но он проделал длинный путь (и вряд ли нудел всю дорогу оттого, что устал, и что тренер не купил в аэропорту чупа-чупс) с одной целью: победить. И победил.
Здорово, что у многих из них в таком раннем возрасте уже есть самоопределение, и, возможно, то, что у них получается уже сейчас лучше всего, станет их жизнью. В общем, за ними будущее.
И низкий поклон тренерам, главным определяющим практики которых является ум.

Смотреть фото...Свернуть )
"Возвращайся скорее домой и укрой себя мной" (с)



Извините, настроение какое-то такое.
Это дом, если есть у души родина. Каждый раз и вопреки, и невзирая на клубок государственных важностей, в котором переплетаются языки, валюта, законы, таможенные декларации... Это – дом. И переименование рады в верховный совет не изменит этого ощущения, как не изменит его и смена лазурно-лимонного флага на триколор. Но торжественен и приятен этот геополитический статус. И хочется верить, что он вернет былую силу этой земле. Великолепие, которое нельзя продать, подарить или просто провафлить.

.......

Утро. Доброе… Тебе.
Проснулся раньше, не дождавшись привычного музыкального предостережения о том, что избыток любви несет смертельную опасность, которое из утра в утро заставляет тебя вылезать из постели, которой не знакомы никакие избытки.
Что-то в духе Хэма. Нет. В таком случае запятые нужно заменить точками. Все. Но ты же так боишься точек.
Точка появляется в небе, медленно увеличиваясь в размерах. Ты ждешь, и вскоре становится различим конденсационный след: "Соскучились?". Весна, приближаясь, подмигивает. Выходи, пока ей не наскучило.
Ты мечтаешь о кружке крепкого, с двойным "шотом", кофе. Как ты любишь этот терпкий, горько-сладкий аромат. Ты бы втер его себе в поры. Особенно сейчас, когда весна, того и гляди, забрызгает собой весь зимний календарь. Особенно здесь, на маленьком пятачке К., откуда открывается широкая панорама Садового кольца, обрамленная двухцветным архитектурным великолепием – компромиссом света и тени.
Тебе бы твой кофе и туда. Но ты пьешь чай у входа в метро, где свои трудовые позиции уже занял всякий сброд: газетчики, рекламщики, калеки. Чай с мятой.
Чай с мятой и первыми лучами солнца. Обжигая пищевод холодящей язык мятой ты впитываешь тепло закрытыми глазами. Запахи и звуки огромного города. Улыбаешься, вспомнив поговорку о том, что зимой солнце светит, но не греет. Греет - стало быть, не зима.
Не открывай глаза. Быть может, лето. Какое из?.. Может быть, то, со стремительным рассветом на пляже, где солнце рвет полумрак и распаляет холодные камни; с толстой чайкой, которой даже на рассвете ее собственный метаболизм не позволяет взмыть в воздух; с завтраком на уютной террасе, а, быть может, дешевым растворимым кофе с запахом имбиря, расплекавшимся возле босых ног на гальке.
Не открывай. Быть может, тебе 20, и ты идешь вдоль седьмой линии В.О. к набережной, чтобы добрать последние остатки свежести, которые, тужась, выжимает из себя утро, прежде чем уступить сокрушающему полуденному зною. Ты идешь туда, зная, как удобно устроишься на ступенях, о которые разбивает волны богиня-Нева, и как будешь долго смотреть на стоящие в гавани корабли.
А, быть может…
"…а ты такой ладный. изумляюсь."



время бежит и все-таки лечит; в студенческих общагах больше не предлагают пирожков с морковкой, трещат стены питерских коммуналок, и на аккуратной скатерти нового мира появляются чашки в горошек. гений перешагивает свой очередной рубеж.
он меняется вместе с меняющимся миром, оставаясь величиной постоянной: шагая так, "чтоб платья рвали швы" и влюбляясь в самолетах; и каждый день – словно в первый и последний раз.
пускай это будет опоздавшей увертюрой к акустическому символу творческого 20-летия гения по имени Диана Арбенина. я все пропустила, и, наверно, умышленно, но какое это имеет значение. раньше или позже, но все же задохнуться. от торжества слова, в очередной раз пробившего привычную готовность к разочарованию.
Ее слова.
В который раз Крым. И впервые так тотально – горный. На водилах-лихачах и неповоротливых рейсовых автобусах я неслась и плелась по узкому серпантину, карабкалась по горячим камням и дышала туманом высот, тоскуя по крымской степи, но каждый раз, где бы я ни находилась, я встречала напоминание о ней в золототравых долинах гор, в стрекоте сверчков по вечерам, в запахе распаленных солнцем камней.
Душевный край, ослепительно прекрасный, щедрый, - для тех, кому нужна его щедрость. Километры заброшенных угодий и неосвоенных земель молча взирают на то, как год от года с молотка уходит один и тот же лот – красота. Подняться на гору под звон монет, под звон монет спуститься вниз, таблички "я уже ел", "жилье имею" и "носки из овечьей шерсти уже на мне" – привычное дело. Привычное дело длиной в теплый сезон, который завершит оглушающий рев беспощадно врезающихся в берег холодных волн, заставляющих натруженные и уставшие от бессониц руки сворачивать шезлонги, массажные столы, сувенирные лавки и вешать замки на двери гостеприимных кафе.
Я научилась любить его слепо, "без панам и обугленных спин", даже находясь в самой их гуще. Я никогда не могла представить сам факт собственного присутствия в эпицентре зла – в кишащем людьми месте с зашкаливающей концентрацией секса, бухла и верок сердючек на 1 кв. м. Но, находясь в этом пошлом вареве, я думала о том, где окажусь завтра – на какой-нибудь вершине, где звук восторженного страха давит плотность холодного воздуха; в ненадежной лодке, качающейся на волнах, или где-нибудь еще. Где-нибудь еще…
Я страстно мечтала о большом рюкзаке, скрывающем палатку и снасти, и о долгой, пыльной дороге вверх меж камней-великанов. Когда-нибудь я так и поступлю, а пока мы здесь.

читать + смотретьСвернуть )


Хорошему танцору ничего не мешает, даже погода. Red Bull Rus - what the nice guys.

45°28′00″ - 35°52′00″

В южных степях есть место, где почти круглый год гуляет теплый ветер, и мягко плещутся волны, скрывая плотную пустоту морского дна. У этого края медово-солнечный вкус и желто-каменный цвет. Здесь просторы волнистым, необъятным покровом устремлены к горизонту, но также легко целиком умещаются в зрачках влюбленных в них глаз. Золотой бархат, зацелованная солнцем трава цвета твоих волос… Когда он бывает одинок, этот край, лишь крики чаек и шуршание волн по ракушкам нарушают его тишину. И запах… ты знаешь, соленый теплый запах – такой можно слышать только там, где в единый букет сливаются солнце, вода, трава и камни. И небо.
Мне снился он вновь, этот край. Я бы показал его тебе, моя кроха. Я мог бы подарить его одной тебе.
Однажды один безрассудный, безответственный и очень счастливый человек признал это место своим. Он неподвижно сидел на берегу, подставив лицо ультрафиолетовым лучам и пересыпая горсть ракушек из ладони в ладонь, и наблюдал, как солнечная тень ложится на серо-бархатный загар женщины, распростертой перед ним как стрелка солнечных часов, указывающая время его жизни.
Он был очень молод, и нахлынувшую вдруг на него свободу он понимал как награду за боль, это место – как точку отсчета, в этой женщине видел путеводную звезду и ощущал себя в этом месте и в ней так, как иные ощущают зарождение жизни.
Именно тогда он понял, что любит эту непостоянную, переменчивую, одинаково щедро отнимающую и дающую жизнь. Он со смущением и страхом читал ее открытые перед ним страницы, ощущал себя слепым щенком в шлюпке посреди океана и не был готов к любому варианту, который предложит ему ветер. Но жизнь была благосклонна и улыбалась ему ласковым солнцем и зелеными глазами той; и он собрал в ладони все мечты и ощущения, связывающие его с этой реальностью и зарыл их там, на самом "дне котла", среди золотых степей, пенящихся волн и извилистых дорог.
В тот час он слишком любил эту жизнь. И ему было неведомо, что однажды жизнь подарит ему человека, за которого он будет готов ее отдать. И жизнь подарила ему тебя.

.......

Every moment spent with you is a moment I treasure (c)



Happy Birthday, my little darling.

Profile

allie_the_one
allie_the_one

Latest Month

Март 2014
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com